Зов корней сильнее всего или история саамского народа на примере одной деревни

В конце мая в Апатитах состоялась презентации книги «Варзино… Мы помним тебя, малая родина!», которую провела автор издания, Нина Афанасьева. Нина Елисеевна сама — жительница Варзино, поэтому работала она над этим, краеведческим и биографическим документом, не просто «в поле» — в кругу своих друзей детства и юности, многочисленных родственников. В работе ей очень помогали документы, собранные в разнообразных архивах ее сестрой, Анастасией Елисеевной Мозолевской. Нина Елисеевна подчеркивает — книга о «Варзино…» выпущена и к дате 50-летия со дня закрытия деревни на берегу Баренцева моря, и как дань памяти сестре…

Кольская Лапландия

Враги и дети врагов

Напомним, Варзино — летний погост приморских саамов Кольского полуострова, которые на зиму переселялись в Семиостровье, где жили в тупах, рубленых избах. В XX веке маленький погост переживал все изменения вместе с большой страной. Вначале — коллективизацию, создание колхоза, сама идея которого, идея коллективного хозяйствования, была глубоко чужда саамскому родовому, индивидуально-семейному укладу. Люди сопротивлялись и подвергались гонениям.
А потом наступил 37-й год, и он не обошел саамское поселение стороной. Благодаря работе в архивах, удалось собрать поименно данные о репрессированных жителях деревни Варзино: когда, по какой статье осужден, когда реабилитирован. В книге «Варзино…» приводятся цифры — примерно из двухтысячного состава саамов Мурманской области было репрессировано 110 мужчин.

По воспоминаниям маленькой трехлетней девочки Насти Павловой в деревне стоял жуткий вой, ей было очень страшно, когда она шла домой из нижней части деревни. Ужас охватил ее. Ей трудно было понять: что-то страшное происходило в деревне?
Много позже, будучи уже взрослой, Анастасия уточнила у своей матери, Прасковьи Николаевны Павловой, что так сильно напугало ее в детстве. Мать объяснила: «Вой этот был связан с тем, что уводили из деревни «услонцев» (УСЛОН — Управление Соловецких лагерей особого назначения НКВД СССР, — «ДД»), арестованных, 11 человек, кого в тюрьмы, кого на расстрел. Жители деревни выли, рыдали, прощаясь с родными и близкими родственниками».
В Варзино проживали и норвежские саамы — семья Фредриксен. У этой семьи трагическая история.
У Мартина Людвиговича Фредриксена и Анны Шиштад было восемь детей: дочери Гидрунь-Маргрет, Рангхильд-Мария и Агафья, сыновья Ренгинар, Турлейф, Одвар, Ладэмыр, Магнус. Сыновья выросли и ушли в Карелию, одна из дочерей переехала в Осло, а младшая, Гидрунь-Маргрет Мартиновна Фредриксен, вышла замуж за Александра Петровича Захарова. Интересно, что родились они в 1907 году с разницей в четыре дня. Брак этот был крепкий, по любви, Александр еще до женитьбы построил добротный дом, чуть в стороне от деревни — будто хутор. Работал он учетчиком на складе в колхозе «Большевик», здорово играл на гармошке!
А потом счастье закончилось. В 1938 году, в районе будущих Апатитов арестовали Мартина Людвиговича, в Варзино — его дочь Гидрунь-Маргрет. Объявили врагами народа и расстреляли в один день. У 30-летней женщины остались двое детей — четырехлетняя Августа-Гидрунь и полуторагодовалый Саша… А в 1944 году их отец, Александр Захаров, погиб в боях под Мурманском, прикрыв собой командира — он воевал, как и многие саамы, в оленетранспортном отряде Красной Армии. К 1942 году количество жителей в Варзино заметно сократилось, погибали не только воины, но и оставшиеся в деревне члены их семей…
Судьба норвежско-саамских детей сложилась по-разному. Саша остался с бабушкой по отцовской линии, жили в Гремихе. Девочку забрали в семью старшего брата отца, в село Каневка. Девочка, которую все называли Августа, научилась вести хозяйство, нянчила детей, доила коров, в школу пошла 10-летней и очень хорошо училась. Говорила на трех языках — дома по-саамски, на улице — на коми, в школе — по-русски. В 16 лет Августа попала на работу в военный госпиталь в Гремихе, получила паспорт и наконец узнала, что ее настоящее имя Гидрунь, что мама — норвежка, а папа саам. Себе национальность она выбрала по матери.
…А потом случилась беда — девушка попала в аварию, сломала позвоночник, год пролежала в гипсе, получила инвалидность. Переехала к подруге в Кировск, и этот город стал для нее родным. Тут она вышла замуж, окончила медучилище и всю жизнь до пенсии проработала процедурной медсестрой в КВД. Многие знали Гидрунь Александровну Миронову как доброго, светлого, отзывчивого человека. Ее брат Александр прожил жизнь в Ловозере, воспитал четверых детей. Только в 1991 году брат и сестра смогли встретить своих многочисленных двоюродных братьев и сестер из Карелии и Норвегии!

Мешок безмерный

Так почему же закрылось Варзино, так же, как и другие погосты коренного населения Кольского Заполярья?

— В январе 1969 нам стало известно, что деревню к концу года закроют, а жителей переселят, — вспоминает Нина Афанасьева. — В те годы активно начал развиваться атомный флот, а побережье у нас привлекательное, со множеством удобных бухт, оно и понадобилось. Жители деревни целый год спорили, обсуждая предстоящий переезд. Исполком обещал всем дома с отоплением и горячей водой, хотя мы уже привычные были к бездровью…
В основном переселяли наших варзинцев в Ловозеро — это тот мешок, который оказался безмерным, туда перевезли людей из пяти саамских поселений, которые были по разным причинам закрыты: кроме Варзино еще Кильдин, Чудьявръ, Йоканьга, Воронье…

Нина Елисеевна хорошо помнит, сколько дискуссий вызвал предстоящий переезд, как спорили люди — те, кто мечтал о бытовых удобствах и те, кто стремился сохранить все по-старому.

— Когда нас переселили, мы оказались в капкане. Работы всем не хватало, жилья благоустроенного тоже. Жили в списанных домишках, никому уже не нужных, в одной комнате — по три семьи. Ютились по углам чужим, и в результате этого великого переселения многие жители моей деревни ушли из жизни по собственному желанию, не захотелось жить — «в землю глядеть». Потому что после наших вольных приморских просторов в Ловозере было очень трудно: это центр полуострова, люд тут собрался разный, кроме саамов и коми — русские, беларусы, украинцы, а ведь у нас был чисто саамский поселок, свой, с традиционным укладом. Мы жили в благодатном краю: четыре семужные реки, оленеводческое хозяйство, молочно-товарное с крупным рогатым скотом — молока было много! Но мы стали помехой и были вынуждены подчиниться… Старшее поколение тосковало, я видела неустроенное внутреннее состояние людей и попыталась его в книге передать.
Чаще всего территории традиционного проживания саамов становились необходимы военным или промышленникам. Область развивалась, сюда приезжала молодежь со всей страны, и скрытный, гордый, миролюбивый народ начал ассимилироваться с этой массой, но это только видимость. Самобытность саамов — во всем: от строя языка до особой пищи и рукоделия.
Сейчас на месте летнего погоста Варзино — пусто, дома сожгли солдаты, которые служили на заставе в Дроздовке, сохранились только колодец и кладбище. И все же жизнь здесь не замерла…

Они всегда возвращаются!

В 2000 году в краеведческом музее села Ловозеро состоялась первая встреча варзинцев — приехали гости из Апатитов, Кировска, Островного, Оленегорска, устроили застолье, вспоминали родные края. И приняли решение — каждое лето посещать место рода, берег моря, где стояло Варзино.

— С 2001 года мы стали ездить в летние экспедиции, — говорит Нина Елисеевна. — На теплоходе «Клавдия Еланская» отправляемся из Мурманска вечером, а в семь утра уже в бухте Варзино. Оставляем капитану данные, когда нас следует забрать. Но можно вернуться и вертолетом.
Вначале путешественники останавливались в Дроздовке, потом купили палатки и живут прямо на месте бывшей деревни. Дни проводят на улице, готовят на костре, ловят рыбу — семгу, кумжу и камбалу, традиционную пищу прибрежных саамов, иногда даже купаются: в Чаячьем озерке, на плато. Наблюдают за оленьими стадами, которые здесь на вольном выпасе, живут на берегах Баренцева моря и реки Варзино, поедают водоросли, пьют соленую воду и спасаются на каменистых сопках от гнуса.
Не пугают людей ни холод, ни туманы с дождями и ветрами, — тянет на родину, опьяняет красота природы, лечит целебный морской воздух, насыщенный йодом. Вместе со старшими приезжают дети и внуки, чтобы поклониться могилам предков и отдохнуть на малой родине, чтобы пройти лабиринтами и послушать сказки бабушек.
«У тундры, у реки, у озера, у сопки есть душа… Жить в гармонии с природой — это уважать ее душу, относиться к ней бережно. Ты ведь и сам часть этой природы. Не позволишь себе нарушать вековые традиции: не станешь в вечернее время кричать, шуметь, ведь это больно слышать душе окружающего нас мира. Мать-земля, кормилица наша, река и озеро тоже отдыхают в позднее время. Поэтому нельзя их тревожить во время их отдыха… Брать воду нельзя поздно из водоемов, дрова колоть, а случилось такое, что нужны вода, дрова, то ты должен попросить прощения у природы.
Бывая на территории нашей обезлюдевшей деревни, мы невольно понимаем, как правы были наши предки, оставившие нам эти заветы. В природе и в твоей душе должен быть порядок, тогда тебе ничего не страшно, даже если медведь заглянет ненароком в нашу обитель. Соблюдение вековых традиций в общении с дикой природой дает тебе силы, и ты растворишься в ней и будешь бесконечно счастлив, ведь ты частичка ее…», — так пишет автор книги о Варзино, Нина Афанасьева. И добавляет:

Афанасьева Нина Елисеевна

— Мы и нынешним летом собираемся в родные края — всегда будем ездить туда, где покоится прах наших родных и близких, чтобы вспоминать саамские корни. Ведь зов корней сильнее всего — сильнее голода и холода.
Напомним, книгу «Варзино… Мы помним тебя, малая родина!» можно найти в библиотеках Апатитов.

Так же книгу можно скачать онлайн в нашей библиотеке по ссылке

Автор статьи: Наталья Чернова

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s